Материалы
Главная  »  Материалы  »  Итоги конференции "Ветеринария в птицеводстве - 2019"
Июн
20
Дарья Колякина
Итоги конференции “Ветеринария в птицеводстве – 2019”
Материалы конференции 2019
0
,

Модератор и председатель оргкомитета конференции “Ветеринария в птицеводстве” Василий Николаевич Афонюшкин, кандидат биологических наук, зав. сектором молекулярной биологии ИЭВСиДВ СФНЦА РАН (г. Новосибирск) подводит итоги конференции.

Скачать резолюцию конференции “Ветеринария в птицеводстве – 2019”
Скачать сборник конференции “Ветеринария в птицеводстве – 2019”

 

Это вторая конференция «Ветеринария в птицеводстве». Есть некоторый прогресс по сравнению с первой: в этот раз количество региональных специалистов удвоилось, равно как и количество докладчиков. Ключевой темой был сальмонеллез. Проблема за последний год стала особенно острой в связи с действиями контролирующих организаций. У нас был круглый стол по сальмонеллезу, где очень динамично и системно были высказаны разные точки зрения по разным аспектам, связанным с риском заражения людей сальмонеллой, по способам их снижения.  Кроме того, проанализированы существующая нормативно-правовая база, которая регулирует ситуацию, и изменения в регулировании. Также проанализировано международное законодательство, обобщен международный опыт.

Проблема сальмонеллеза не решается ветеринарными способами. Нужно найти технологическое решение, например, вести работы в области генетики кур, например, селекция позволила бы решить эту проблему радикально. Мое мнение состоит в том, что куры восприимчивы к сальмонеллам, и рост восприимчивости растет пропорционально росту продуктивности и экономической выгодности их выращивания. Современная курица из 50-граммового цыпленка через 41 день вырастает в трехкилограммового бройлера. За это время на один килограмм живой массы тратится до 2 кг корма, при том, что 50-100 лет назад тот же самый результат требовал 20 кг корма. Естественно, животные, которые растут такими чудовищными темпами, мягко говоря, не блещут устойчивостью к инфекционным заболеваниям. Более того, у нас есть основания считать, что в процессе селекции идет так называемый косвенный отбор, когда куры, восприимчивые к заражению сальмонеллой и рядом других инфекций, но устойчивые к заболеванию, с большей эффективностью накапливаются среди поголовья. Этот признак закрепляется генетически и передается потомству. То есть, условно говоря, курам выгодно заражаться и быть носителями. Требуется контрселекция. Но, во-первых, это требует определенных генетических исследований, и здесь нужна помощь наших эволюционистов, генетиков и математиков, чтобы эту проблему решать сообща.  Кроме того, был обобщен многолетний опыт нашего института, и мы можем констатировать, что вклад ветеринарных мероприятий в то, будет ли хозяйство положительным по сальмонелле, почти нулевой. Более важной характеристикой является, например, микрофлора кишечника. Если она такова, что подавляет сальмонеллу, то инфицированность будет очень низка. Это один из важнейших факторов, который может что-то изменить. Только сейчас по всей России, в том числе и в Новосибирском Академгородке, начались объективные, высокотехнологичные  исследования, которые впоследствии, возможно, позволят нам создать такую микрофлору в кишечниках кур, чтобы сальмонелла там выживать и накапливаться не могла. Но до сих пор это были эмпирические попытки, далеко не всегда успешные.

Еще одна важная проблема: на самом деле сальмонелла у кур – очень политизированная вещь, тем более, далеко не все штаммы сальмонелл опасны для людей. По оценкам ряда стран, примерно 3-6% людей заражаются сальмонеллезом, поедая продукты птицеводства, по сути, неправильно обращаясь с мясом. А 70% заражались от несушки. Тем не менее, государственные контролирующие органы тратят огромные усилия и огромные государственные средства на то, чтобы бороться с сальмонеллезом у бройлеров.

Инфицированность бройлеров сальмонеллами выше, чем у несушки, поскольку несушка – это взрослая птица, у нее есть сформированная иммунная система. Для того, чтобы заразиться сальмонеллой через мясо, нужно, чтобы кусок мяса повалялся в холодильнике при +5°С недельку-другую, после чего это мясо нужно съесть сырым, и после этого можно получить пищевую токсикоинфекцию-сальмонеллез. Гораздо более реально заразиться через яйца, майонез, продукты яичного происхождения: можно съесть непроваренное, непрожаренное яйцо и отравиться или заразиться.

Очень иррациональные требования к ветеринарному сообществу со стороны медицинских контролирующих органов и государственных ветеринарных служб. Я бы сказал, что это лженаучные требования, примерно такие же, как какая-нибудь гомеопатия. С этим, конечно, надо бороться. Сальмонелла – это классический пример пользы коррупции в стране. На самом деле птицефабрик, свинокомплексов, коровников без сальмонеллы не бывает, так же, как в любом автобусе, в котором сидят 100 человек, хотя бы у трех будет сальмонелла в кишечнике, при этом чувствовать себя они будут вполне хорошо. Получается, что любой контролирующий орган, проведя достаточное количество исследований, может найти сальмонеллу на любой птицефабрике, в продукции любой птицефабрики, как бы хороша она ни была, и попытаться ее наказать: продукцию уничтожить, птицефабрику закрыть.

У нас нет технологий, которые бы позволили этой птицефабрике свести наличие сальмонеллы в курах или в продукции птицеводства до нуля. Их просто нет. Это констатировали в том числе и на нашей конференции все специалисты. Не было такой компании, представитель которой сказал бы: вы будете применять наш продукт, и сальмонеллы не будет. То есть такие попытки были, но после дискуссии им приходилось признавать, что на самом деле стопроцентного результата не будет, даже если применять препарат в комплексе с другими мерами. Тогда получается, что единственный эффективный способ, чтобы птицефабрика стала благополучной по сальмонеллезу, – это дать взятку контролирующему органу. Собственно говоря, таким образом обычно эта проблема и решается. Вывод: либо мы развиваем науку и технологии в этой области и все-таки пытаемся снижать уровень сальмонеллоносительства, либо мы даем взятки. Или наука, или коррупция. Это одна сторона.

Другая сторона – если у нас основным источником заражения является несушка, которая по факту намного менее инфицирована, если сальмонелла будет в одном из 10 000 яиц, это уже будет большой уровень инфицированности. Для того чтобы выявить сальмонеллу на птицефабрике яичного направления, нужно проводить очень большую работу, и не факт, что она будет успешна. И, естественно, это становится невыгодным для некоторых представителей власти в смысле получения взяток. Но, с другой стороны, это было бы более полезным в плане предотвращения заражения людей сальмонеллой. Один из тезисов, который был  озвучен на конференции: мы должны определиться, на каком источнике заражения мы должны концентрировать свои усилия, усилия науки и врачей-практиков, и в этом направлении работать, снижая уровень заражения людей сальмонеллой.

Следует иметь в виду, что на самом деле рост заболеваемости людей пищевыми сальмонеллезами имеет место, но он связан не с технологическими сдвигами на птицефабриках, а с изменениями технологий производства продуктов питания, в частности, с тем, что огромные партии яиц разбивают на фабрике, производя огромные партии майонезов, яичного порошка и пр. И конечно, если вы разбили сотни тысяч яиц в одну емкость, велик шанс, что одно из этих яиц будет заражено сальмонеллой, и вся партия будет загрязнена. Далее, если мы добавляем консерванты, храним при низкотемпературных условиях, сальмонелла будет размножаться, вкусовые качества продуктов не пострадают, мы ничего не заметим и съедим сальмонеллу. Этот риск велик, но это связано с тем, что у нас большие пищевые производства, что у нас есть методы химического консервирования пищевых продуктов, это не свежие куриные яйца, как в деревне. Это нечто, хранящееся очень долго. Даже куриные яйца сейчас могут храниться долго без потерь основных товарных качеств. Поэтому именно в городах заболеваемость сальмонеллезом растет. По-хорошему основные усилия по борьбе с сальмонеллезами людей должны осуществляться именно в области пищевых производств, а не птицефабрик. Но это не наша задача, это вопрос к другим специалистам и, наверно, тема отдельной конференции.

На самой конференции после круглого стола компании – производители ветеринарных препаратов, кормовых добавок предлагали свои варианты решения проблем, возникающих в птицеводстве, в том числе и проблемы сальмонеллеза. Очень ценно то, что врачи с птицефабрик очень четко и системно дали оценку каждому варианту. Существует множество всевозможных препаратов и технологий, каждая ветеринарная технология утверждает, что можно таким образом решить проблему сальмонеллеза. Но фактически этого не происходит, несмотря на большое разнообразие: это и антибиотики, кормовые добавки, премиксы и пр.

Был презентован противовирусный препарат на основе синтетической рибонуклеазы. Это очень ценно, и мы рады, что это произошло на нашей конференции. Раньше в птицеводстве отсутствовали противовирусные препараты. Существующие препараты были либо слишком дороги, либо требовали инъекционного введения, поэтому их не применяли. Вирусных инфекций очень много, и либо мы будем использовать универсальные вирусные препараты, либо мы продолжим разрабатывать десятки новых вакцин против имеющихся вирусных инфекций, что невозможно, есть какой-то предел. Эта разработка стала возможна благодаря труду химиков Института химической биологии и фундаментальной медицины, которые изучали и создавали эти вещества с противовирусной активностью. Они создали некий фермент, который не является белком, то есть молекулу на небелковой основе, которая выполняет функцию фермента. И наши братья белорусы, где инновационная активность государства существенно выше, чем у нас, эту разработку внедрили в производство, и теперь, в том числе в России, мы можем пользоваться этим препаратом.

Другая разработка пришла к нам из-за рубежа, у нее тоже довольно интересная судьба. Все начиналось с применения органических кислот в птицеводстве для борьбы с бактериями. Эффективность таких препаратов часто была под сомнением, считалось, что это на грани лженауки. Но потихоньку компании совершенствовали свои продукты, эффективность этих препаратов начала расти, и на сегодняшний момент многие типы органических кислот уже работают достаточно неплохо, оказывают заметный эффект. И последний прорыв – это создание глицератов, маслянной и лауриловых кислот, например, среднецепочечных жирных кислот, которые, проникая в оболочки вирусов, могут их повреждать таким образом, что можно бороться с вирусными инфекциями. Можно порадоваться, что мы получили сразу два механизма борьбы с вирусными инфекциями. В первом случае ветеринария стала лидером, а далее последуют исследования в медицине. В другом случае препарат начали использовать в медицине, для детей, а теперь с помощью этих подходов мы можем лечить и животных.

В этом году мы основали новую традицию: мы провели награждение ветеринарных специалистов, которые работают на птицефабриках, в фармкомпаниях и, по сути дела, являются лидерами корпоративной науки, которая не очень представлена в России. Эти люди сами, в своих лабораториях, которые в хозяйственных производствах на сегодня оснащены лучше, чем в научно-исследовательских учреждениях, проводят исследования, результаты которых тут же внедряются в практику и, как правило, обеспечивают экономический эффект в сотни миллионов рублей в год. Дипломом были награждены Алла Викторовна Куликова (ООО «Межениновская ПФ») за фундаментальные исследования в области патогенеза бактериальных инфекций; Андрей Александрович Грицан, Стежкина Ирина Вячеславовна – специалисты лаборатории одной из птицефабрик, которая вместе с нашим институтом занималась разработкой бактериофагов третьего поколения (а на рынке сейчас представлено первое). Представитель «КРКА-фарма» Алексей Николаевич Аксенов был награжден дипломом за разработку подходов, которые были реализованы в нашей стране и связаны с профилактикой развития антибиотикорезистентности, более эффективным использованием антибиотиков в птицеводстве. Также диплома удостоился врач из Татарстана Валишин Ренат Рафаилович, который разработал технологию защиты от парвовирусного энтерита птиц, это относительно новая инфекция, которая наносит птицеводству до 50-80 млрд ущерба в год. Мы смогли своевременно выявить этот вирус, научились его диагностировать, пытались найти методы борьбы, но они оказывались недостаточно эффективны. А он сумел сам, независимо от нас, получив от нас на конференциях кое-какие знания, выработать наиболее эффективную технологию – то, что позволит, может быть, не терять эти 50-80 млрд.

Мы благодарим всех участников конференции, поздравляем награжденных и надеемся, что каждый год у нас будет повод для поздравлений. Также мы рассчитываем на то, что  специалисты, которые приняли участие в конференции, почерпнули новые знания и смогут более эффективно проводить свою работу.



Оставьте ответ

Войдите , чтобы оставлять комментарии.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.